Книги по жанрам
У нас нашли

У меня живет жирафа

У меня живет жирафа

У нее налаженная жизнь, любимый муж, собственное дело.

Цвет боли: красный

Цвет боли: красный

«Самый впечатляющий шведский детектив после ухода Стига Ларссона!»

Svensk Nyheter


«Что бы ни говорили ханжи, этот роман не о пороке, а о безднах любви».

Проклятье музыканта

Проклятье музыканта

Покупая любимому мужу старинную гитару, Анна не подозревала, что вносит в дом зло. С инструментом связано древнее проклятье, и все владельцы гитары погибают. Раулю и самой Анне грозит нешуточная опасность.

Двое, не считая призраков

Двое, не считая призраков

Один из самых загадочных романов Натальи Нестеровой одновременно кажется трогательной сказкой и предельно честной историей о любви. Обыкновенной человеческой любви – такой, как ваша! – которая гораздо сильнее всех вместе взятых законов физики.

Кошки-мышки

Кошки-мышки

Кто сказал, что настоящие мужчины на дороге не валяются? Однажды на тропинке, ведущей к дому, Лида в грязной луже подобрала бесчувственного Максима. И вскоре вышла за него замуж.

Отпуск по уходу

Отпуск по уходу

Марина, любимая девушка Андрея Доброкладова, уехала в командировку. Ни встреч, ни обязательств, ни аврала на работе – свобода! Но не удалось Андрею насладиться чудесным подарком судьбы.

Связанный честью

Связанный честью

Едва войдя в свою комфортабельную квартиру, Эйслин Эндрюс почувствовала угрозу, а в следующее мгновение уже знала, от кого она исходит. Лукас Грейвольф, сбежавший из федеральной тюрьмы преступник, вторгся в ее жилище в поисках пищи и убежища.

Вознесение Габриеля

Вознесение Габриеля

Профессор Габриель Эмерсон вступил в страстные, хотя и тщательно скрываемые, любовные отношения со своей бывшей аспиранткой Джулией Митчелл.

Один день, одна ночь

Один день, одна ночь

Один день и одна ночь – это много или мало? Что можно разрушить, а что создать?..

В подъезде дома, где живет автор детективных романов Маня Поливанова, убит ее старый друг, накануне заходивший на «рюмку чаю» и разговоры о вечном.

Сразу после сотворения мира

Сразу после сотворения мира

Пасторальную картину жизни в деревне Остров Тверской губернии нарушает преступление — убит старый егерь. Алексей Плетнев, успешный бизнесмен, оказавшийся в деревне по собственному минутному капризу, принимается за расследование.