Книги по жанрам
У нас нашли

Сотников

Сотников

«… Изгородь была на месте – несколько пар перевязанных лозой кольев с жердями криво торчали в снегу. Тут, за полоской картофлянища, и стояла когда-то та самая пунька, на месте которой сейчас возвышался белый снеговой холмик.

Тревожный месяц вересень

Тревожный месяц вересень

Один из лучших остросюжетных романов, посвященных Великой Отечественной войне. Иван Капелюх, получив отпуск по ранению, приезжает в родное Полесье, в глубокий тыл, где ждет его давняя, юношеская любовь.

Но война не ушла из этих мест.

Взять живым (сборник)

Взять живым (сборник)

Автобиографическая книга посвящена разведке, причем как войсковой в годы войны, так и агентурной в мирное время.

Погибаю, но не сдаюсь! Разведгруппа принимает неравный бой

Погибаю, но не сдаюсь! Разведгруппа принимает неравный бой

Новый роман от автора бестселлера «Не отступать! Не сдаваться!». Кровавая «окопная правда» 1945 года.

Приказано совершить подвиг

Приказано совершить подвиг

В середине января 1995 года батальон 137-го гвардейского парашютно-десантного полка твердо закрепился на привокзальной площади Грозного.

Дивизия цвета хаки

Дивизия цвета хаки

С тонким юмором и горькими слезами Алескендер Рамазанов вскрывает великую пропагандистcкую ложь об Афганской войне, все те заплесневелые идеологические догмы, которыми пичкали наш народ.

Штрафбат. Приказано уничтожить

Штрафбат. Приказано уничтожить

Отправляясь выполнять рядовое задание командования, разведчики Алексей Зорин и Михаил Вершинин никак не думали, что короткая поездка в соседний городок обернется для них обвинением в измене, расстрелом и полной приключений и опасностей «жизнью пос...

Последний вираж штрафбата

Последний вираж штрафбата

Карьера лейтенанта Игоря Нефедова, сына легендарного летчика-штрафника по кличке «Анархист», складывается не слишком удачно.

Саблями крещенные

Саблями крещенные

Последние бои во имя Франции казаки ведут уже тогда, когда сама Франция оказалась на грани гражданской войны из-за осложнившейся борьбы за власть между принцем Конде и его сторонниками с одной стороны, и кардиналом Мазарини и Анной Австрийской – с...

Мы из сорок первого... Воспоминания

Мы из сорок первого... Воспоминания

В двадцатилетием возрасте Дмитрий Левинский попал на войну, прошел через плен и концлагерь и вновь вернулся на фронт.