Книги по жанрам
У нас нашли

Недоподлинная жизнь Сергея Набокова

Недоподлинная жизнь Сергея Набокова

В 1918 году Владимир Набоков с братьями и сестрами позировал для фотографии. Дело происходило в Крыму, куда юные Набоковы бежали из Санкт-Петербурга. На этой фотографии их еще окружает аура богатства и знатности.

Наследие Уилта

Наследие Уилта

Уилт возвращается! Британский классик Том Шарп, наследник Вудхауса и признанный мастер шуток на грани фола, написал новый роман про непредсказуемого Уилта. И снова весь мир ополчился против этого маленького человека.

Любовь и другие диссонансы

Любовь и другие диссонансы

Она томится в золотой клетке – он прячется от жизни в психбольнице. Она с тоской думает о доме – он в свой дом предпочитает не возвращаться.

Приток крови

Приток крови

Януш Вишневский изучает любовь как живой организм – помещая ее в разные жизненные ситуации, меняя место, время и характеры.

Пережить зиму в Стокгольме

Пережить зиму в Стокгольме

Агнета Плейель – известная фигура в культурной жизни Скандинавии: автор пьес и романов, поэт, лауреат литературных премий, профессор драматургии, литкритик, журналист. Ее книги переведены на 20 языков.

Проклятые

Проклятые

Добро пожаловать в ад!

Для начала забудьте про кипящие котлы, ядовитый аромат серы и прочие ветхозаветные пошлости. В преисподней грешников ждет, в общем, вполне благоустроенная послежизнь – с маленькими нюансами.

Ежевичное вино

Ежевичное вино

Вино способно творить чудеса и новые миры.

Невероятная история Макса Тиволи

Невероятная история Макса Тиволи

Перед вами безусловный бестселлер, книга, претендующая на культовость. И вовсе не потому, что сюжет романа навеян песней культового в Америке Боба Дилана.

Добрый человек Иисус и негодник Христос

Добрый человек Иисус и негодник Христос

«Это повесть об Иисусе и его брате Христе: о том, как они родились, о том, как жили и как один из них умер.

Вспоминая моих несчастных шлюшек

Вспоминая моих несчастных шлюшек

Повесть о поре, когда желания еще живы, а силы уже на исходе, – и о странной, почти мистической любви, настигшей человека в конце бездарно прожитой жизни, полной унылой работы и пошлого, случайного секса.