Книги по жанрам
У нас нашли
» » Андрей Ливадный

Прототип

Прототип

Еще недавно Рауль Ганиев был ведущим архитектором земной колонии на планете Ксеноб.

Среда выживания

Среда выживания

Далекое будущее. Колония на планете Пандора…

Транспортный корабль «Прометей», на прибытие которого надеялись колонисты, погиб на подлете к планете. Люди остались один на один с убийственным холодом и не менее свирепыми аборигенами.

Десант на Счастье

Десант на Счастье

История одного батальона, отслеженная писателем, приводит последнего к ошеломляющему открытию: в закрытых на карантин секторах пространства возможно уцелели его предки.

Наемник. Грань возможного

Наемник. Грань возможного

Он не был первым из тех, кто задумал железной рукой облагодетельствовать человечество. Самоубийственные Галактические войны едва не погубили десятки миров и явственно показали, что люди – ошибка природы – исчерпали себя и несут лишь зло.

Омикрон

Омикрон

Три десятилетия Галактической войны унесли многие миллионы жизней и превратили Землю в технократическую пустыню, где на одного живого человека приходилось до сотни кибернетических систем.

Повторная колонизация

Повторная колонизация

Долгие годы последствия Галактической войны будут препятствовать заселению планет, где сохранились автоматические системы планетарной обороны. На деактивацию подобных миров бросают смертников, из числа пленных офицеров Земного Альянса.

Шаг к звездам

Шаг к звездам

Взрывное развитие кибернетических технологий делает появление искусственного интеллекта попросту неизбежным. Кажется что создание разумных роботов – вопрос ближайшего будущего.

Вечный город – Земля

Вечный город – Земля

О том, что Землю называют «Вечным Городом» Дайл узнал от своего пилота.

Люди вели войну. Они воевали друг с другом в непонятной попытке разделить бесконечность Вселенной.

Отверженный

Отверженный

3848 год.

Борт 618

Борт 618

Неожиданный бой на далекой планете. Смертельное ранение. Последнее, что уловил угасающий взгляд лейтенанта Лизы Стриммер, была рука омерзительного существа, тянущегося к ее лицу. А дальше провал в памяти, длиною в два десятка лет. Она жива.