Книги по жанрам
У нас нашли
» » Дин Кунц » Страница 8

Слезы дракона

Слезы дракона

В водоворот леденящих кровь событий волею случая оказываются втянуты двое полицейских – Гарри Лайон и Конни Галливер.

Что знает ночь?

Что знает ночь?

Появившийся на свет в результате чудовищного эксперимента Олтон Блэквуд сам превратился в чудовище.

Лицо в зеркале

Лицо в зеркале

Корки Лапута, сам себя провозгласивший служителем Хаоса, решил разрушить этот подлый мир. И сумел стать опаснее целой армии террористов. Взрывы, которые он устраивал каждодневно, разрывали не тела, но души людей.

Помеченный смертью

Помеченный смертью

Странные и необъяснимые события начинают происходить с героями повести буквально с первых страниц книги. Волей-неволей им приходится вступить в смертельную схватку с таинственным преследователем.

Скорость

Скорость

Кто-то таинственный и безжалостный устилал каждый его шаг трупами, старательно заботясь, чтобы все улики указывали именно на него. Билли Уайлс более не мог считать это просто «игрой» маньяка. Происходящее явно имело определенную цель.

Очарованный кровью

Очарованный кровью

Молодая привлекательная женщина Кот Шеперд лишь чудом уцелела в кровавой резне, учиненной неизвестным преступником на отдаленной ферме в Калифорнии. Трудно забыть весь ужас происшедшего, сбросить с себя липкую паутину страха.

Предсказание

Предсказание

Предсказание умирающего деда превратило жизнь Джимми Тока в непрерывное ожидание беды.

Ледяная тюрьма

Ледяная тюрьма

Человек просто обязан доверять своей интуиции. Особенно если он руководит научной арктической экспедицией и его мучает предчувствие неминуемой беды. И она не заставила себя ждать.

Лицо страха

Лицо страха

Гигантский муравейник – Нью-Йорк никогда не слыл спокойным и тихим местом. Но даже его привыкшие ко всему жители теряют покой и сон, когда на улицы города выходит жестокий маньяк.

Подозреваемый

Подозреваемый

Этот звонок не только резко разделил жизнь скромного садовника Митча Рафферти на «до» и «после», но и послужил отправной точкой цепочки событий, за несколько часов превративших его в совершенно другого человека.