Книги по жанрам
У нас нашли
» » Кир Булычев » Страница 5

Космография ревности

Космография ревности

«– Нет, – твердо заявила Ксения Удалова, – за маленьким я в садик больше не ходок.

– Ну что за птица вас клюнула в одно место, мама? – сказала ее невестка Маргарита. – Мне за вас даже немного стыдно, если не сказать возмутительно.

Ксения без головы

Ксения без головы

«Ксения Удалова поехала на дачу к Малютке Скуратовой, школьной подруге.

Монументы Марса

Монументы Марса

«Памятников и монументов на Марсе немного. История его освоения скорее буднична, чем драматична.

Монументы на Земле накапливались тысячелетиями. На Марсе их стали возводить лет двадцать назад.

Один мальчик наступил на рамокали

Один мальчик наступил на рамокали

«По долгу службы мне, разъездному представителю Олимпийского комитета, приходится бывать в самых дальних уголках Галактики…»

...

Покушение на рассвете

Покушение на рассвете

«Сначала это были подозрения, которые можно списать на случайность.

Но случайности накапливались, и Калерии стало казаться, что она сходит с ума.

Разум для кота

Разум для кота

«Если я долго не встаю, Мышка подходит к кровати и, зацепив когтями одеяло, осторожно тащит его на себя. Это первое предупреждение. Чаще всего я игнорирую первое предупреждение.

Туфли из кожи игуанодона

Туфли из кожи игуанодона

«Более полувека на памяти Корнелия Ивановича за этим столом сражались в домино жильцы дома. Стол казался вечным, как советская власть. Он только оседал под грузом лет.

Золотые рыбки снова в продаже

Золотые рыбки снова в продаже

Великий Гусляр… Этот город невозможно найти ни в одном, даже самом подробном географическом атласе, но на карте русской фантастики он выглядит заметнее иных столиц.

Золушка на рынке

Золушка на рынке

Дарья Иванова живет в двух мирах: в одном – она президент Московской Федерации, в другом – искалеченная судьбой женщина в перестроечной России.

Репка

Репка

«Старик закатал рукава тельняшки, повесил на березку телетранзистор, чтобы не упустить, когда начнут передавать футбол, и только собрался прополоть грядку с репой, как услышал из-за забора из карликовых магнолий голос соседа, Ивана Васильевича…»