Книги по жанрам
У нас нашли
» » Леонид Андреев

Красный смех. Иуда Искариот.

Красный смех. Иуда Искариот.

Школьная библиотека знакомит своих слушателей с одним из самых известных представителем Серебряного века русской литературы, писателем большого таланта Леонидом Андреевым.

Дневник Сатаны

Дневник Сатаны

Дневник Сатаны – роман, написанный в жанре дневниковых заметок, о воплощении Сатаны в теле человека. Преждевременная смерть автора не позволила закончить эту историю: роман обрывается на «самом интересном месте».

Проклятие зверя

Проклятие зверя

«Я боюсь города, я люблю пустынное море и лес. Моя душа мягка и податлива; и всегда она принимает образ того места, где живет, образ того, что слышит она и видит.

В Сабурове

В Сабурове

«Село Сабурово стоит на высоком нагорном берегу Десны, господствуя над бесконечной гладью лугов, лишь на далеком горизонте оттеняемых узкой полоской синеватого леса.

Лет 12 тому назад пришел в Сабурово мужик Пармен Еремеев Костылин.

Проклятие зверя

Проклятие зверя

«Я боюсь города, я люблю пустынное море и лес. Моя душа мягка и податлива; и всегда она принимает образ того места, где живет, образ того, что слышит она и видит.

В Сабурове

В Сабурове

«Село Сабурово стоит на высоком нагорном берегу Десны, господствуя над бесконечной гладью лугов, лишь на далеком горизонте оттеняемых узкой полоской синеватого леса.

Лет 12 тому назад пришел в Сабурово мужик Пармен Еремеев Костылин.

Губернатор

Губернатор

Леонид Андреев (1871–1919) – один из величайших русских писателей Серебряного века, создавший ряд в равной степени значительных произведений как в реалистической, так и в символической прозе.

Гостинец

Гостинец

«– Так ты приходи! – в третий раз попросил Сениста, и в третий раз Сазонка торопливо ответил:

– Приду, приду, ты не бойся. Еще бы не прийти, конечно прийду.

И снова они замолчали.

Алёша-дурачок

Алёша-дурачок

«Впервые увидел я Алешу при таких обстоятельствах. Был холодный ноябрьский день.

Любовь к ближнему

Любовь к ближнему

«Дикая местность в горах.

На скале, представляющей собою почти правильный отвес, на маленьком, едва заметном выступе стоит какой-то человек в отчаянной позе.