Книги по жанрам
У нас нашли
» » Лидия Чарская » Страница 6

Джаваховское гнездо

Джаваховское гнездо

Я хочу сказать еще что-то и не могу… Мои мысли кружатся, как огненные птицы, и душа моя горит, как в огне. Смутные образы встают передо мною. Я не в силах оставаться в этих залах, меня влечет на воздух, за стены Смольного монастыря.

Сибирочка

Сибирочка

В начале 20 века юные гимназисты зачитывались историями Лидии Чарской. Ее новые книги были всегда желанны в домашней библиотеке, их выхода ждали с трепетом.

Мой принц

Мой принц

Я хочу сказать еще что-то и не могу… Мои мысли кружатся, как огненные птицы, и душа моя горит, как в огне. Смутные образы встают передо мною. Я не в силах оставаться в этих залах, меня влечет на воздух, за стены Смольного монастыря.

Не ко двору

Не ко двору

В белом фланелевом халате, какими-то прихотливыми складками драпирующем ее фигуру, с бледным, подвижным и болезненным лицом, она не красива, но лицо ее не может остаться незамеченным!.. Оно просится на полотно и прочно западает в душу.

Желанный царь

Желанный царь

Эта книга в увлекательной приключенческой форме повествует о событиях, предшествующих воцарению юного государя Михаила Романова.

Живая перчатка

Живая перчатка

«Жил на свете рыцарь, свирепый и жестокий. До того свирепый, что все боялись его, – все, и свои и чужие. Когда он появлялся на коне среди улицы или на городской площади, народ разбегался в разные стороны, улицы и площади пустели.

Ради семьи

Ради семьи

Книга известной писательницы начала XX века Лидии Алексеевны Чарской рассказывает о девушке по имени Ия, которая после окончания института вынуждена работать, чтобы содержать старушку-мать и младшую сестру.

Волшебная сказка

Волшебная сказка

Героиня повести Надя Таирова, девочка из малообеспеченной семьи, мечтает совсем о другой жизни – о нарядах, комфорте, о жизни беззаботной, почти сказочной. И вдруг волшебным образом ее грезы становятся реальностью.

Генеральская дочка

Генеральская дочка

Завернув пакет с револьвером и зарядами для большей осторожности в носовой платок, Мура за неимением кармана несет его в руках, прижимая крепко, как сокровище, к сердцу.

Поповна

Поповна

Теперь за письмо. Скорее, скорее… Даша взяла листок, конверт… Придвинула к себе небольшую баночку с чернилами. Задумалась на минуту. Всего писать нельзя. Нет. Совсем невозможно.